Not seeing a Scroll to Top Button? Go to our FAQ page for more info.
 

Редкие издания в фонде Брестской областной библиотеки


Мир книги, мир в книге: редкие издания в Брестской областной библиотеке

В одном из своих стихотворений Валерий Брюсов писал о мирах:

… где пять материков,
Искусства, знанья, войны, троны,
И память сорока веков.

Таким миром для многих из нас, живущих в 21 веке, являются книги и их обиталища – библиотеки. На страницах книг запечатлена вся память человечества. Сейчас существует много разных носителей информации и знаний, но книга продолжает играть среди них главенствующую роль.

«Хорошие книги никогда не стареют, им дана вечная молодость, и обновление во времени, они – живой организм, воздух, без которого не может жить и развиваться человек», – писал известный книголюб и писатель Владимир Лидин. Книги живут во времени, а время живёт в книгах.

Сегодня мало кто, даже из сотрудников Библиотеки, знает, что в инвентарной книге под номером один 4 сентября 1944 года была записана книга М. Горького «Детство», и кто знает, возможно, именно этому факту Библиотека обязана своим переименованием – до войны она носила имя А. С. Пушкина.

Число книг в Библиотеке уверенно приближается к миллиону, и чтобы облегчить читателям поиск «старых» книг, в 2010 году Библиотекой был издан указатель «Книги и периодические издания до 1941 года». Долгие жизни прожили эти книги, разными путями попали они к нам в Библиотеку.

За всю историю существования книги главным средством распространения и закрепления знаний, непрерывно добываемых человеком, сокровищницей человеческой мысли остается энциклопедия. Загадками истории дышат названия томов «Большой энциклопедии» 1900-х годов издания. Ведь для издания знаменитого «Энциклопедического словаря» (1890–1907 гг.) в Петербурге специально было создано издательство немецкой фирмы Ф. А. Брокгауза и петербургского типографа И. А. Ефрона. 

В одном из его томов мы находим сведения о нашем родном Бресте. В этом же издательстве родились тома и «Еврейской энциклопедии», а в Москве тем временем группа российских ученых во главе с братьями Гранат - Александром и Игнатием, которые, к слову, родились в Могилёве, создали многотомный «Энциклопедический словарь». В число его редакторов входили известные российские учёные К. А. Тимирязев, И. И. Мечников, Э. В. Тарле и др.

Если вы посетите наш краеведческий отдел, то непременно увидите красивые тома энциклопедии на польском языке (Wielka encyclopedia powszechna ilustrowana), изданной в конце 19–начале 20 века. Каждого человека, приходящего в мир, встречает мир овеществлённых мыслей. А имена творцов и их портреты предстают перед нами на страницах «Русского биографического словаря» (1902 г.) и сочинения г-на Л. Фигье «Светила науки от древности до наших дней» (1869 г.) с замечательными гравюрами гг. Вераса, Де Бара и других, снятыми с древних памятников.

Нашим читателям-специалистам будут интересны книги из разных отраслей знания. Это и «Царство минералов» Р. Браунса (1906 г.), «Жизнь животных» А. Э. Брема в 10 томах (1892–1896 гг.), четыре тома В. Вундта по основам физиологической психологии, «Курс русской истории» В. Ключевского (1910 г.).

Для читателей-краеведов большой интерес и увлекательнейшее чтение будут представлять «Атлас Московско-Варшавского шоссе между городами Брест-Литовском и Бобруйском на протяжении 382 верст и 341 сажени», «Белоруссия и Литва: исторические судьбы Северо-Западного края» (1890 г.), «Белоруссия и Литва: очерки из истории городов Белоруссии» (1894 г.), «Белорусские древности» (1890 г.), этнографический сборник «Белоруссы-сакуны» И. А. Сербова (1915 г.), «Сборник обязательных постановлений для жителей города Брест-Литовска, составленных Городской Думой и изданных в период времени с 1883 по 1911 г.» (1911 г.). Из этих книг вы узнаете, как жили сто лет назад наши предки и наши земляки.
Для любителей художественной литературы – прижизненные издания И. Бунина, Д. Мамина-Сибиряка, Ф. Сологуба. Л. Толстого.

Книги без читателя мертвы, они могут молчать многие годы, но когда приходит читатель, они оживают. Если вы зайдёте в библиотеку, возьмёте в руки книгу, перелистаете страницы, вдохнёте запах истории, вы подарите книге новую жизнь. Книги ждут собеседника, они живут, пока их читают люди, и неважно, в каком веке они написаны. Ибо только в книгах встретится тот, кто еще не родился, с тем, кто ушёл навсегда.

Валентина Горбачевская,
заведующая информационно-библиографическим отделом 



П. Н. Батюшков «Белоруссия и Литва. Исторические судьбы Северо-Западного края» (1890)


На книгу «Белоруссия и Литва. Исторические судьбы Северо-Западного края» можно выйти в Интернете, познакомившись с электронной копией книги сразу на нескольких сайтах, не подозревая даже, что бумажный аналог преспокойно стоит на полке в Брестской областной библиотеке имени М. Горького. Прежде чем прочесть книгу, я пыталась в Сети найти о ней какие-то материалы, но серьезных аналитических материалов не нашлось. Для себя сделала вывод: несмотря на то, что книге более ста двадцати лет, она стоит того, чтобы её читать, изучать, анализировать.


«Белоруссия и Литва. Исторические судьбы Северо-Западного края», изданная в 1890 г. Помпеем Николаевичем Батюшковым (1811–1892) – российским государственным деятелем, историком и этнографом, младшим сводным братом поэта Константина Николаевича Батюшкова, долгое время считалась одной из фундаментальных работ, посвящённых церковной, военной и политической истории Беларуси с древнейших времён до XIX в. По собственной инициативе, которую поддержали Александр III и Русская академия наук, с середины 1880-х годов Помпей Батюшков приступил к созданию обобщённой истории западных губерний. Для этого он подобрал авторский коллектив, в который вошли талантливые учёные: профессор Киевской духовной академии Николай Петров – автор основного текста книг, петербуржский историк Митрофан Городецкий – редактор текстов, а также местные исследователи и краеведы. Сам Батюшков осуществлял организационное и научно-методическое руководство, разработку отдельных разделов, взял на себя издательские заботы.


На извечный вопрос, как попала эта драгоценная книга в нашу библиотеку, спустя 67 лет после издания, сегодня никто не в силах ответить. Запись в инвентарную книгу Библиотеки сделана 18 октября 1957 года. На титульном листе стоит единственный штамп «Брестская областная библиотека им. Горького», что уже удивительно для издания столь почтенного возраста.


На форзаце книги красивым каллиграфическим почерком сделана дарственная надпись: «Педагогический совет Минского реального училища награждает этой книгой ученика III-го класса Гущинского Вячеслава за успехи в науках и похвальное поведение при переходе его в III-й класс, г. Минск, ноябрь 12 дня 1895 года». Внизу подписи: директора, действительного статского советника, кавалера; исполняющего должность инспектора; законоучителя; преподавателей и секретаря педагогического совета.

Сегодня нам известно, что торжественное открытие Минского реального училища на углу улиц Захарьевской и Полицейской (в настоящее время угол проспекта Независимости и улицы Янки Купалы) состоялось 1 июля 1880 года. Спустя десять лет его питомцами было 113 юных горожан, среди которых и обладатель награды. По списку Генерального штаба от 1.06.1911 г. можно проследить и дальнейшую судьбу ученика реального училища. Родился он 18.09.1883 г., а вот дата смерти неизвестна. После Минского реального училища учёбу продолжил в Михайловском артиллерийском училище, участвовал в русско-японской войне 1904–1905 гг., а в 1910 году закончил Императорскую Николаевскую военную академию и был причислен к Генеральному штабу, отбывал цензовое командование ротой в лейб-гвардии Московского полка. Дальнейшая судьба Вячеслава Гущинского неизвестна, а вот книга прожила долгую жизнь и до сих пор служит брестчанам.


Подаренная книга была издана в типографии Товарищества «Общественная польза» под наблюдением директора В. Вишнякова. На титульном листе изображены гербы Минской, Ковенской, Виленской, Гродненской и Витебской губерний. Книга состоит из двух разделов. Первый включает исторический очерк обеих стран. Профессор Киевской духовной академии Николай Петров посетил многие города, монастыри и храмы Северо-Западного края, внёс немаловажный вклад в историческую науку, представив в книге живой рассказ на основе документальных данных и личных исследований. Второй отдел составляют монографии М. И. Городецкого. Рисунки, гравюры и карта Белоруссии и Литвы воспроизведены в Петербурге лучшими художниками; хромолитография – Штадлером и Паттинотом с фотографии и акварельного рисунка, исполненного художником Бруксом. На ней изображён Крест преподобной Евфросинии, княжны полоцкой, 1161 года. Защищённая листком пергамента, прекрасно сохранившаяся хромолитография и сегодня поражает своей изысканностью. Она передает не только форму, но и цвет и блеск золота, серебра – материалов, которые использовались при изготовлении Креста, красоту изображений, выполненных в технике перегородчатой эмали.


При написании книги было использовано 649 документов, описания которых можно найти в конце текста. На 141-й странице книги можно найти заглавный лист визитационной книги XVIII века с изображением древней церкви святого Николая в Брест-Литовском Гродненской губернии, где состоялось провозглашение унии 9 октября 1569 года. Уже ко времени написания книги от этой церкви не осталось и следа, место, на котором находился храм, отошло под бастионы крепости. Тем драгоценнее становится чудом сохранившийся до наших дней рисунок Николаевской церкви, изображённый на заглавном листе рукописи. Визитационная книга представляет собой рукопись, состоящую из 83 листов, написанную на польском языке и на латыни. В ней даётся подробное описание церкви, которая упоминается в 1412 году.


В издании «Холмская Русь, исторические судьбы русского зарубежья» был помещён рисунок раки святого Афанасия, находящейся в Брестском соборе. На страницах же нашей книги воспроизводится копия с иконы преподобномученика с рисунка художника В. Грязнова. В объяснениях к рисункам, помещённым в книге, можно найти много интересного материала о Жировицкой, Минской, Корсунской и многих других святынях Беларуси.


Александр Максимович Сементовский «Белорусские древности. Вып.1» (1890)

Книга А. М. Сементовского «Белорусские древности. Вып.1», о которой пойдёт речь, занимает 34-ю позицию в библиографическом указателе «Книги и периодические издания до 1941 года» и достойное место в фонде редких книг Брестской областной библиотеки им. М. Горького. Сегодня никто не знает, как такой редкий экземпляр попал в Библиотеку, но в инвентарную книгу он был записан в марте 1960 года. И хотя сегодня в Интернете можно найти не один десяток сайтов, где предоставляется возможность просмотреть книгу в электронном варианте, все же любому читающему человеку будет любопытно воочию взглянуть на хорошо сохранившуюся книгу, пережившую многочисленные войны, революции и прочие катаклизмы истории, книгу, которой сегодня более 120 лет.

Автор книги, Александр Максимович Сементовский – известный археолог, краевед, этнограф, фольклорист, автор 159 работ и публикаций, из них 33 были посвящены преимущественно украинской, 126 – белорусской тематике, наиболее Витебщине (1862—1891), где он жил, работал и провёл последние годы жизни. Его первым исследованием были "статистические описания Витебской губернии в лесных отношениях" ( "Труды вольного экономического общества", 1862). В круг тем его работ входили: история Витебской губернии, ее археология, статистика современной ему Витебщины и статистика прошлых лет, развитие в крае народного образования, фабрично-заводской промышленности, климат, геология и полезные ископаемые, этнография, статистика происшествий на Витебщине за разные годы.

Исследователь описал многие древности Витебщины, например, разрушенную крепость возле Озерища; собрал собственную интересную коллекцию древностей; систематизировал сведения о 30 замках и замчищах; описал более чем 1200 курганов; опубликовал описание археологических памятников Городокского уезда; в 1867 году первым в Беларуси написал книгу об археологических древностях Витебского края; составил и отредактировал семь томов памятных книжек Витебской губернии (1864–1867, 1869, 1878, 1881) и многое другое.

Первое издание памятников старины Витебской и прилегающих к ней других губерний вышло в 1867 году в Санкт-Петербурге. Сведения из книги многократно повторялись в разных газетах и журналах и послужили материалом для статьи А. К. Киркора при описании им Белоруссии в третьем томе многотомного издания «Живописная Россия». Но поскольку первое издание книги А. М. Сементовского сразу стало библиографической редкостью из-за ограниченного тиража, а «Живописная Россия» из-за высокой цены и вовсе была недоступна читающей публике, было принято решение дополнить первое издание сведениями о памятниках белорусской старины за последние 20 лет после выхода первого издания.

С 1882 года, после выхода в отставку, А. М. Сементовский живет в своем имении Рожанщина Лепельского уезда и пополняет сведения о памятниках Витебской старины – курганах, называемых в некоторых местах губернии сопками, а в других – волотовками, городищах, укреплениях, окопах, замковищах, колодцах и др.

В 1890 году А. М. Сементовский издал книгу «Белорусские древности» о памятниках белорусской старины Витебской губернии. В этой книге автор собрал и систематизировал большое количество сведений о Витебском крае. Она была положительно отмечена на IX археологическом съезде А. П. Смародским в Вильнюсе в 1893 г. Книга была издана в типо-литографии Н. Стефанова в Санкт-Петербурге и посвящена памяти основателя Императорского Московского археологического общества графа Уварова в первый юбилейный год этого общества. Это отлично иллюстрированное издание (со 106 изображениями разных предметов древности в тексте и литографическим приложением) продолжает серию публикаций дореволюционных книг, посвящённых древним памятникам искусства различных территорий Российской империи. В сочинении А. М. Сементовского, действительного члена Императорского Московского археологического общества, собраны сведения о памятниках старины белорусских губерний Российской империи. Отдельные главы книги посвящены земляным памятникам Витебской губернии, замкам и замковищам – памятникам древних воинских сооружений, о которых еще писалось в польских летописях 1612 года, находкам вне курганов и земляных насыпей, памятникам каменного века, камням с древними надписями, древним храмам Витебской губернии, древним церковным предметам. В приложении к книге – снимок с фотографии древнего рукописного Евангелия, принадлежавшего члену Императорского Московского археологического общества М. Ф. Кущинскому. В тексте помещены 106 рисунков предметов старины, сделанных по фотографическим снимкам.

Книга вышла небольшим тиражом – всего лишь 600 экземпляров, один из которых и находится сейчас в отделе краеведения Библиотеки. Большой интерес для историков представляет глава «Древние церковные предметы», где очень подробно описаны Крест Евфросинии Полоцкой, изготовленный в Полоцке Лазарем Богшей по желанию княжны в 1161 году для сооруженного ею и ныне действующего храма, Крест преподобной Параскевы, кресты из собраний автора, старинный складень полоцкой Софийской церкви. Эти сведения будут интересны всем, кто видел Крест, восстановленный брестским художником-эмальером Н. П. Кузьмичом.

Как замечено автором в предисловии: «В таком виде наше сочинение может, кажется, не только удовлетворить любознательности читателя, но и послужить указателем для будущего исследователю белорусской старины».

В 1893 году Александр Максимович Сементовский умер в своем имении Рожанщина (тогда это Лепельский уезд, Ветринская волость, Витебская губерния, в настоящее время – Полоцкий район). Место его захоронения установлено на так называемом «господнем кладбище», где сохранился тронутый временем чугунный кованый крест высотой 170 см. В 2002 году 6 ноября, на месте захоронения Сементовского состоялось открытие памятника просветителю. Но лучшим памятником являются его книги, которые и сегодня востребованы любителями археологии, этнографии, истории.

Рейнгард Браунс «Царство минералов. Описание главных минералов, их месторождения и значение их для промышленности» (1906)


Книгу Рейнгарда Браунса «Царство минералов. Описание главных минералов, их месторождения и значение их для промышленности», изданную в Санкт-Петербурге в 1906 году, увидеть сегодня можно только в Интернете на сайтах антиквариата или среди редких старинных изданий, выставленных на продажу. Стоимость книги оценивается в 1750 $. И если купить её сегодня в России имеется возможность, то перевезти за пределы страны книгу точно нельзя: по закону данное издание не подлежит вывозу за пределы Российской Федерации. На мониторе компьютера можно увидеть всего лишь обложку или титульный лист книги. Но спешим обрадовать всех любителей камней: до сегодняшнего дня в Брестской областной библиотеке имени М. Горького в отделе редких книг имеется хорошо сохранённый увесистый (весом более 3 кг) экземпляр этого удивительного издания с 277 политипажами (иллюстрации в технике торцовой гравюры) в тексте, 73 таблицами (рисунками, очень приближенными к совершенным фотографиям) в красках и 18 фототипиями (иллюстрации, требующие особой точности воспроизведения). Таблицы и фототипии защищены листами пергамента. Переплет, кожаный корешок с золотым тиснением «Р. Браунсъ. Царство минераловъ», кожаные уголки обеспечили книге долгую жизнь.


В дополнительном томе Биографического словаря Брокгауза и Ефрона мы находим очень краткие сведения об авторе книги. Рейнгард Браунс – профессор минералогии Гиссенского университета в Германии, ранее профессор минералогии и геологии в политехникуме в Карлсруэ – всю свою жизнь посвятил кристаллографии и кристаллооптике. В 1904 году вышло в свет его сочинение, посвящённое царству минералов. Недостаток информации, как в западноевропейской, так и в русской литературе, заставил Р. Браунса потратить несколько лет на составление книги, которая знакомит читателя с «безжизненными камнями, которые дают пищу для всего живого».


Издательство А. Ф. Девриена в Санкт-Петербурге, которое в конце 19 – начале 20 века специализировалось на издании книг по сельскому хозяйству, естествознанию и географии и славилось высоким уровнем полиграфического исполнения, не пожалело значительных средств на это издание: книга снабжена роскошными таблицами, передающими не только форму, но и окраску и блеск минералов. Особенно впечатляют таблицы, посвящённые золоту, серебру, меди. Однако как бы ни были хороши раскрашенные изображения, они не могут заменить собой природный материал. Поэтому в приложении «Наставление для собирания минералов» автор предлагает обзавестись собственной коллекцией. В наставлении даются рекомендации по определению минералов, их отбору для коллекции, расположению, хранению. Для начала автор рекомендует обследовать свой район, а затем познакомиться с другими интересными в минералогическом отношении местностями.


В предисловии автора мы читаем, что книга эта написана для любителей минералогии и предназначается для того, чтобы увеличить число её сторонников. Это не учебник, но кое-чему научиться из неё можно. Описанию минералов предшествует общая часть, где сообщаются необходимые сведения о форме, физических свойствах, химическом составе минералов. При описании минералов автор обращал внимание на их значение и роль в природе. Первая часть с цветными таблицами и фототипиями охватывает руды и их производные. Вместе с рудами здесь описаны и те минералы, которые образуются из руд путем выветривания, с свинцовым блеском описаны белая свинцовая руда и пироморфит, при медных рудах - малахит и медная лазурь. При каждом металле сообщается и количество его производства за тот из последних годов, о котором удалось собрать сведения. В виде добавления к железным рудам описаны метеориты, представленные на 2 фототипиях и 1 цветной таблице.


Во вторую часть вошло описание драгоценных камней и близких к ним минералов в сопровождении 16 цветных таблиц и 4 фототипий. Вместе с алмазом описан и графит, за корундом следуют минералы, из которых добывается алюминий.

Третья часть посвящена породообразующим силикатам и близким к ним минералам: полевой шпат, нефрит и жадеит, группы слюд, талька. В последней части описаны минералы, которыми мы ежечасно пользуемся в повседневной жизни: каменная соль, селитра, и те, из которых химики готовят вещества, важные для нашей жизни. К органическим веществам были отнесены медовый камень, янтарь и озокерит.


Книга в кратчайшие сроки не только была переведена на русский язык с немецкого В. Н. Леманом, но и дополнена сведениями относительно России приват-доцентом Петербургского университета А. П. Нечаевым и русским геологом и минералогом, профессором, хранителем минералогического кабинета Императорского Санкт-Петербургского университета П. П. Сущинским.


В этой удивительной книге есть географический указатель, где мы находим Гродненскую губернию, к которой в конце 19 века относился и наш город Брест. И хотя по праву янтарь считают морским камнем, находили его и на нашей территории, о чем свидетельствует упоминание в главе, посвящённой янтарю.

Еще на заре прошлого тысячелетия Плиний Старший писал: «В каждом драгоценном камне, как в капле воды, отражено всё величие природы, и любого из них достаточно, чтобы ощутить верх её совершенства».


К сожалению, в Библиотеке имеется всего лишь одна книга Р. Браунса, с которой можно познакомиться в читальном зале. Но хочу сообщить любителям минералогии, что царство книг также безгранично, как и царство минералов, и, посетив Библиотеку, вы найдёте для себя много книг и брошюр по данной теме. Среди них - труды члена-корреспондента Петровской Академии наук и искусств, профессора, автора более 500 научных и научно-популярных статей Альберта Богдасарова, которые вы можете взять на дом для более детального прочтения и изучения.


Д. Г. Булгаковский «Пинчуки» (1890)


Книга, о которой пойдёт речь, прожила долгую жизнь и на сегодняшний день прекрасно сохранилась. На небесно-голубой обложке золотыми буквами с виньетками отпечатано: Д. Г. Булгаковский. Пинчуки. Этнографический сборник. Удостоено золотой медали. Этот сборник вышел отдельным изданием в 1890 году в типографии В. Безобразова в Санкт-Петербурге на Васильевском Острове под редакцией Фёдора Истомина, который написал и небольшое предисловие к нему. На маленькой бирке обозначено, что книга переплетена в мастерской О. Кирхнера по улице Морской, 14. Эта мастерская в конце 19 века славилась тем, что делала изящные, прочные и в то же время, доступные и дешёвые для простых людей переплёты. Переплёт действительно оказался прочным. За 122 года из книги не выпал ни единый листок.


Через пять лет после выхода, 11 января 1895 г., книга была подарена автором, отцом Д. Г. Булгаковским, многоуважаемому Сергею Петровичу Дюшену, о чём свидетельствует дарственная надпись на форзаце книги. Как нам удалось выяснить, С. П. Дюшен (29.1.1857 – 1918) – русский генерал по флоту. Известно, что образование Сергей Петрович получил в Морском корпусе и на кораблестроительном отделении Николаевской морской академии. С 1892 г. он был бессменным членом Комиссии библиотеки Морского министерства по военно-морской администрации. После Февральской революции Сергей Петрович отстранён от должности. В 1918 был взят большевиками в качестве заложника и убит. Где находилась книга после гибели господина Дюшена, сегодня вряд ли можно узнать, но пережила она не только три революции и гражданскую войну, но и Великую Отечественную. Несколько раз её сдавали в букинистический магазин, о чём свидетельствуют штампы в конце книги, а с марта 1960 года и по сей день она по праву находится в отделе краеведения Библиотеки, где традиционно собирается вся литература о Брестской области и изданная на её территории.


Автор сборника Дмитрий Булгаковский, служа на Пинщине в начале 70-х годов 19 века при Пинском Феодоровском соборе и состоя одновременно учителем подготовительного класса, а также преподавателем русского и церковнославянского языков в других классах Пинского духовного училища, посвящал свой досуг собиранию произведений местного народного творчества: песен, пословиц, поговорок, загадок и пр. Именно во время этих занятий он серьёзно увлёкся изучением истории, народной культуры и быта белорусов.


Жители Пинского уезда – пинчуки или полешуки – сразу обратили на себя внимание отца Дмитрия своим самобытным укладом жизни, обычаями и в особенности языком, отличавшими их «от всех других» жителей Минской губернии. Он заметил, что их живой говор и старинные памятники словесного творчества практически не подпали под чуждое (польское) влияние в сравнении с другими жителями Минской губернии и вообще Северо-Западного края. Этому во многом способствовала местность их расселения, окружённая лесами и непроходимыми болотами, «делая их неподвижными и замкнутыми в самих себя», приучив пинчуков «недоверчиво относиться ко всему, что лежит за пределами их лесов и болот». «Побывать в уездном городе, – писал Булгаковский, характеризуя местных жителей, – составляет целое событие для пинчука на всю его жизнь. Губернский же город Минск пинчуки считают уже “поганою Литвою”, где, по их представлениям, живут ляхи-католики. Благодаря этой уединённости и замкнутости, пинчуки в целости сберегли древне-славянский тип, перенесённый из отдаленной русской старины». О Пинщине в науке и литературе в то время было известно ещё совсем мало, из-за чего об этой части Полесья, его природе и обитателях держались самые странные и фантастические представления. Пинчук представлялся таинственным, угрюмым человеком, про которого всем был известен давнишний рассказ, будто на вопрос, что он за человек, он отвечал: «я не человек, я – пинчук». И вот эта мало изученная местность давала всякому исследователю обильнейший разнообразный материал. Результатом исследований отца Дмитрия стал этнографический сборник «Пинчуки». В 1888 г. отец Дмитрий за этот сборник был удостоен золотой медали Императорским русским географическим обществом. В 1890 г. сборник Д. Булгаковского «Пинчуки» был напечатан в 13-м томе «Записок императорского русского географического общества по отделению этнографии», а также было принято решение об издании его труда отдельной книгой, которую мы и представляем читателям.


Первый отдел сборника «Пинчуки» посвящён песням: 257 разнообразных по своему содержанию песен, с их характеристикой и замечаниями об их особенностях и языке. В сборник включены песни пинчуков на все случаи жизни: обрядовые (колядные, троицкие, свадебные, летние, весенние), любовные, семейные, колыбельные, солдатские, юмористические:

Ой посияв козак гречку

На дубочку на вершечку;

Пытается козак гречку,

Чи добре рости на вершечку.

Схватылася Шура-бура,

Козакову гречку сдула;

Бежит козак, як шалены:

Нема гречки, ни соломы.


Самый большой раздел посвящён свадебным песням. Каждое действо сопровождалось песней: на запоины; когда жених едет к невесте, чтобы с ней отправиться под венец; в доме невесты перед выездом к венцу; когда невесте косу расплетают; когда ведут под венец; когда ведут молодых спать и т.д.


Второй отдел составляют 210 загадок с отгадками и 65 пословиц и поговорок. Кроме того, для характеристики мировоззрения пинчуков приведён ряд местных обрядов, примет, гаданий, предрассудков, поверий и суеверий, а также представления пинчуков о русалках, знахарях, чаровниках и упырях и их воззрение на загробную жизнь. О книге и читающем человеке у пинчуков я нашла такую загадку: «Быв соби дурень, на дошку дывывса, зробывса розумный».


Ко всему прочему, собрание было снабжено словарем местного наречия к песням, загадкам и пословицам.

Надо также отметить, что сборник Булгаковского замечателен не только по своему составу, но и по изложению. Написан он с большой любовью, с искренним сопереживанием радостным и скорбным сторонам нелёгкой народной жизни. Поэтичность собранных произведений отразилась и на повествовании самого автора, вследствие чего весь сборник представляет собой единое органичное целое.


Для своего времени сборник Булгаковского оказался самым обширным трудом по этнографии Пинского Полесья. И, несмотря на имеющиеся в нём недостатки, его значение для развития белорусской науки невозможно переоценить.


Сегодня, спустя полтора века после выхода книги, быт пинчан изменился до неузнаваемости. Пожалуй, в каждом доме есть радио, телевизор, компьютер. Но нет-нет да и услышишь в полесской глубинке на свадьбе:

"Да куковала зовзуленька в садочку,

Приложивши головоньку к листочку…"


Исаак Абрамович Сербов «Белоруссы-сакуны» (1915)

Книга «Белоруссы-сакуны. Краткий этнографический очерк» И. А. Сербова, изданная отдельным сборником (том XСIV, № 1) Отделения русского языка и словесности Императорской Академии наук в сентябре 1915 года в Петрограде типографией Императорской Академии наук, занимает достойное место в фонде редких книг Библиотеки. На хорошо сохранившемся титульном листе стоит один-единственный штамп Брестской областной библиотеки. По инвентарной книге время её поступления в фонд – 18 октября 1957 года. По штампу в конце книги можно предположить, что книга была приобретена в книжном магазине № 27 города Смоленска. Несмотря на то, что написана она почти сто лет назад, книга и сегодня представляет большой интерес для всех, интересующихся историей и этнографией Полесья.

Автор книги – Исаак Абрамович Сербов – белорусский этнограф, фольклорист и археолог, действительный член Института белорусской культуры (1922), кандидат исторических наук (с 1934 г.) – родился 27 мая 1871 года в деревне Кульшичи Могилёвской губернии (теперь Славгородский район Могилёвской области). В 1892 году окончил Полоцкую учительскую семинарию, в 1901 году – Московский археологический институт. Работал учителем в Вильно, Минске, Гомеле и других городах.

В 1910–1912 гг. учитель Минского городского училища И. Сербов первым откликнулся на предложение Северо-Западного отделения Русского императорского географического общества и организовывал три этнографические экспедиции по Белоруссии с целью изучения художественного, музыкального, песенного, литературного творчества и материальной культуры белорусского народа в научных интересах. С фотоаппаратом «Кодак» он путешествовал по Полесью и выискивал в быту жителей черты культуры древнего племени дреговичей.

С октября 1917 года работал начальником отдела народного образования в г. Сольцы (Новгородская обл.). В 1918 г. И. Сербов окончил Московский археологический институт и в 1919–1921 гг. работал в отделах народного образования Гомельской и Могилевской губерний, собирая и сохраняя предметы истории и искусства. С 1922 г. – действительный член Инбекульта, с 1923 года работал преподавателем, заведующим кафедрой этнографии Белорусского государственного университета, с 1925 года – секретарём секции этнографии Инбелкульта. Во второй половине 1920-х годов исследовал курганы радимичей и дреговичей около Минска и Мозыря. С 1929 года – научный секретарь кафедры этнографии и фольклора Института истории Академии наук БССР. С 1934 г. кандидат исторических наук. Во время Великой Отечественной войны И. Сербов преподавал в Тамбовском пединституте.

Всю свою жизнь И. Сербов изучал быт, материальную культуру, устное поэтическое и музыкальное творчество белорусов. Собрал богатые коллекции народной одежды и искусства, на основе которых в 1951 году был издан альбом «Белорусское народное искусство». Он первым среди белорусских этнографов собрал большую фототеку (около 5 тысяч снимков), в которой зафиксированы типы одежды жителей разных уголков Полесья, жилья, хозяйственных построек, изделий разных видов ремёсел. Собранные этнографические материалы и наблюдения обобщил в работах «Село Великое; Рисунки из жизни Белоруссии» (1910), «Поездки по Полесью 1911 и 1912 гг.» (1914), «Белоруссы-сакуны» (1915). К сожалению, из всего творческого наследия этого замечательного этнографа в нашей библиотеке сохранилось лишь последнее издание.

Сегодня слово из названия книги знакомо не всем. Сакуны – это часть самого большого белорусского племени дреговичей, название белорусов, проживающих на верхней Птичи и Оресе. Селились сакуны обычно на островке, вдоль берега реки или болота. Улицы в селении были кривые и узкие, один конец при въезде назывался «белым», противоположный – «чёрным». Дворы были отгорожены сзади и от дороги пряслом либо частоколом. Свою усадьбу строили сакуны тоже весьма оригинально. Дом (размером 6,5 на 5,5 метра) был без фундамента, первый венец клали прямо на землю или на камни, ограждали вокруг бревнами и обсыпали землей. Стоял дом обязательно на расстоянии 3–4 метра от улицы и имел только три маленьких окошка. Одно из окон смотрело на улицу, два других – на задний двор. И хоть в домах было темновато, четвёртое окно сакуны наотрез прорезать отказывались. Сакунами называются они потому, что все возвратные глаголы на -ся у них оканчиваются твердо на -са. Характерная черта сакуна – тонкий юмор, граничащий с сарказмом, что отразилось на устном народном творчестве.

Книга о белорусах-сакунах И. Сербова состоит из шести разделов, посвящённых наречию сакунов, их песням, сказкам, старинным рассказам. В книге много фотоснимков полешуков в традиционной повседневной и праздничной одежде. И хоть сегодня в век цифровой техники фотографиями никого не удивишь, мы с огромным интересом вглядываемся в содержательные и интересные снимки, на которых со стопроцентной документальностью запечатлена эпоха, скрытая от нас временем. Все фотографии сделаны до революционных преобразований и несут на себе неповторимый авторский стиль.

Во введении «Признаки общинного быта на Полесье» И. Сербов пишет, что «Полесье представляет собой чрезвычайно интересную страну не только по своей природе, но еще более по образу жизни своего насельника-полешука. Здесь местами еще очень хорошо сохранился наш старинный уклад жизни со всеми особенностями. Полешук упрям, недоверчив и не слишком легок на подъем. Правда, в культурном отношении он идет вперёд, но делает каждый шаг медленно и осторожно. Воспринимая всё новое и полезное, он в то же время упорно держится своего родного, как говорится, дедовского. Поэтому старинный наш сельский быт, который под влиянием современной культуры повсюду быстро подвергается общей нивелировке, на глухом Полесье довольно явственно сохранил свой индивидуально-общинный характер».
И. Сербов очень подробно описывает застройки улицы, двора, характерные постройки полешуков, разнообразие в одежде, обуви и головных уборах, обрядовую сторону, местные ритуалы, полесские праздники и обычаи, обряды. Рождение, женитьба и, наконец, похороны человека, по мнению Сербова, «сопровождаются сложной сетью всевозможных обрядностей, которые при кажущейся запутанности, тем не менее совершаются в точно определенной системе, установленной на местах и освященной веками». Интерес представит и описание нравов и обычаев полешуков: «Ближайшие между собой соседи логишинцы и телеханцы по своему характеру совершенно не похожи друг на друга. Первые из них общительны, правдивы, честны и гостеприимны, а вторые, наоборот, хитры, лживы, грубы и вороваты. Наконец обры и давид-городчане известны своим выдержанным характером, высокомерием и гордостью, а городенцы и кожан-городчане слывут своей добротой и мягкосердечием».

Не обошел вниманием И. Сербов и произведения устного народного творчества полешуков. При объезде северной части Пинщины он имел при себе 1500 записанных песен и сборники песен М. Довнар-Запольского и Д. Булгаковского, но всё равно в каждом населённом пункте на остановках он находил всё новые и новые песни обрядового и бытового характера. При этом опытные рассказчицы без особого затруднения рассказывали о сходствах и различиях в произведениях устного народного творчества своей родной деревни и ближайших соседей. Наречие полешуков тоже удивило этнографа. Ни в одной местности он не нашёл такого богатства разнообразных говоров, как в северной области Пинщины. И если старинная обстановка народного быта уступала своё место под напором современной культуры, то древнерусское наречие довольно упорно отстаивало (отстаивает и по сей день) свои позиции от натиска литературного языка.

Каждая община полешуков крепко хранит свои заветы старины и неохотно подчиняется влиянию со стороны. И хотя живут они меж собой мирно и дружелюбно, но заимствовать друг у друга что-нибудь, даже хорошее, у них нет обычая. Всё своё, родное - хорошо и красиво, а всё чужое - худо и безобразно – это и есть характерная черта в характере полешука.

Отдельная глава в очерке, состоящая из 147 параграфов, посвящена особенностям наречия сакунов и расположена по программе профессора Е. Ф. Карского. Наречие сакунов, по мнению И. Сербова, звучно и довольно приятно для слуха. Живя между ними, незаметно усваиваешь их наречие и скоро оставляешь свое мягкое «ся» и переходишь на их основательное «са».

В разделе «Песни сакунов» И. Сербов поместил 37 песен. Систематизированы они по этнографически-функциональному принципу: это тексты с нотами (почти ко всем песням) рождественских, весенних, пасхальных, волочебных песен, а также песни, которые поют на Троицу, жатву и «обы-кали». Все песни И. Сербов записывал с голоса исполнителей с сохранением всех особенностей их говора, поэтому и сегодня эти песни представляют большой интерес для лингвистов.

В очерке опубликованы четыре сказки, две из которых о животных. Отличаются новизной три сказки «Работька-царь», «Кот-лавун» и «Гаврила и сын его Данила», четвёртая сказка «Нестерка» мало чем отличалась от опубликованной ранее Е. Романовым в третьем выпуске «Белорусского сборника» (1887 г.).

В конце книги И. Сербов поместил два старинных рассказа, записанных в селе Житин со слов Ивана Житянка, это легенды «Рак» и «Медведь». В этих этологических легендах рассказывается о том, как Бог создал рака и медведя. В легенде «Медведь» отчетливо прослеживается её морально-этическая направленность: предостережение тем людям, кто хочет сделать зло другому – неизбежность наказания.

Думаю, что вы убедились: листая книгу, можно путешествовать не только в пространстве, но и во времени. Каждый район Беларуси до сей поры хранит уникальные особенности. Страна сакунов – это не административный район, а локальный историко-культурный регион со своей территорией, границами и названием. Многие, кто живёт на этой земле, даже не слышали о таком названии, как «сакуны», но оно существует, и знаем мы об этом благодаря И. Сербову. Чтение книги предоставляет нам возможность совершить увлекательное путешествие по этому уникальному краю.

Интерес к творчеству И. Сербова и спустя 100 лет не ослабевает. Издательством «Белорусская энциклопедия имени Петруся Бровки» при финансовой поддержке Министерства информации Беларуси и Вильнюсского университета, Литовского исследовательского центра научной энциклопедической литературы, а также посольства Беларуси в Литве издан фотоальбом выдающегося этнографа и мастера фотографии. Под одной обложкой собраны 442 уникальных снимка, представленные современному читателю впервые. На них запечатлены жители полесских деревень, их повседневная жизнь в начале прошлого века. Книга стала одним из самых знаковых изданий 2012 года. Она одержала победу в специальной номинации национального конкурса «Искусство книги-2013» – «За вклад в сохранение духовного наследия». К 125-летию со дня рождения выдающегося этнографа, фольклориста и археолога И. Сербова в Беларуси была выпущена почтовая марка с его изображением.

Павел Михайлович Шпилевский "Путешествие по Полесью и Белорусскому краю" (1858)

Много творцов мировой литературы колесили по свету и оставили свои путевые заметки. Впечатления от путешествий не блекнут, как фотографии, не девальвируют, как доллары, они остаются в сердце навсегда. Писатели всегда много путешествовали, или это путешественники, проводя в переездах на конных экипажах и санях долгие месяцы, много писали? Ведь не зря первой светской книгой западноевропейской литературы мы считаем «Одиссею» Гомера. Но наш сегодняшний рассказ не о Гомере, а про одиссею по Полесью совсем другого писателя.

Имя этого человека навсегда вошло в историю науки, вернее, нескольких наук. Географы, этнографы, литераторы, фольклористы не могут не считаться с наследием, которое оставил Павел Михайлович Шпилевский. Удивительно, что за такой короткий срок, отмеренный ему судьбой, он успел сделать так много. Через полтора века после его смерти его книги переиздаются, перечитываются, на них делают ссылки учёные, его трудам посвящены статьи и монографии.

Павел Михайлович Шпилевский родился 12 ноября (31 октября по старому стилю) 1823 года в деревне Шипиловичи Бобруйского повета Минской губернии (в настоящее время – Любанский район Минской области) в семье православного священника Михаила Ивановича Шпилевского и его жены Евдокии Васильевны. В семье, по данным за 1843 год, было семеро детей. По тем временам это была обычная семья. Документы сохранили даже имя няни будущего писателя. Это крепостная крестьянка Слуцкого Троецкого монастыря, которому принадлежала деревня Шипиловичи, Агата Косьминова. Она была чудесной рассказчицей, и именно из её уст маленький Павел впервые услышал белорусские народные песни, сказки, загадки. Очень важно, чтобы у каждого ребёнка была своя Арина Родионовна, потому что из чистых криниц устного народного творчества рождаются будущие поэты и писатели, певцы земли родной.

Известно, что Шпилевский окончил Минскую гимназию, затем Петербургскую духовную академию. Преподавал словесность в Варшаве, а позже стал постоянным сотрудником ряда петербургских периодических изданий: «Москвитянин», «Современник» и др. Известен он и как писатель. Является автором ряда рассказов, повести «Цыганёнок», пьесы «Дожинки». Много внимания уделял Павел Шпилевский изучению народного быта, опубликовал немало крупных очерков, этнографических статей, исторических и философских работ. Учёный объездил многие районы родного края, посетил много городов и других населенных пунктов и дал их описание.

Книга "Путешествие по Полесью и Белорусскому краю" впервые была опубликована на страницах журнала «Современник», который выходил в то время в России, а в 1858 году вышла отдельным изданием из типографии Санкт-Петербурга. В Библиотеку она попала лишь спустя 99 лет после выхода 18 октября 1957 года, в 1970 году была списана, а спустя 30 лет вновь возвратилась в Библиотеку. Как попала она в Библиотеку, неизвестно, но на титульном листе имеется один-единственный штамп, свидетельствующий о её принадлежности Брестской областной библиотеке им. М. Горького.

Сегодня мы не так уж много знаем, каким был наш край и город в минувшие времена. Неудивительно: современный читатель едва ли знаком с документальными свидетельствами людей, наблюдавших ту жизнь с острым, профессиональным интересом, ведь работы многих белорусских историков, этнографов, фольклористов не переиздавались с позапрошлого века. Травелог, а именно в таком жанре написана данная книга, впервые познакомила читающую Россию с Беларусью. “Путешествие…” открывает землю наших предков, позволяет увидеть многое из того, что безвозвратно ушло, зримо представить яркие народные типажи. Так называемый "отчет о путешествии" - не только хронология поездки, но и переживания от увиденного, способность проникать в жизнь и культуру страны, обнаруживая сразу неочевидные, но прочные связи со всем миром.

Путешествие Павла Шпилевского, описанное на 242-х страницах, начинается в Варшаве и заканчивается в Греске – «довольно большое село с церковью, – составляет собственность князя Льва Радзивилла и принадлежит к числу арендаторских имений князя…» (в настоящее время это деревня в Слуцком районе Минской области). Но брестчанам, конечно же, любопытно узнать, каким увидел писатель их родной город, проезжая его полтора столетия тому назад. Брест-Литовску посвящена третья глава книги на девяти страницах: «Окрестности Бреста с тереспольского въезда весьма живописны. Проезжая через крепостные валы, мы были изумлены превосходным цепным мостом. Этот мост похож на Цепной, что у Летнего сада; различие то, что брестский длиннее и цепи на нём из сплошных проволок, а на петербургском – из литого чугуна».

Шпилевскому не сиделось в гостинице, он много гуляет по Бресту в ожидании перекладных, так как дилижанс нужно было ждать два дня. Он подробно описывает историю древнего Бреста до 1831 года, народное предание о том, почему был так назван город, и впечатления о новом городе, состоящем из двух предместий: Волынского и Кобринского. Он описывает гулянья брестчан, набережную Буга, ярмарки, синагоги, Брестскую станцию, знакомит читателей с археологическими редкостями Бреста: «Я отправился на Кобринское предместье – взглянуть на археологическую редкость, о которой я столько раз слышал в Минске и Варшаве. Эту редкость составляет огромный курган на правом берегу Мухавца, окружённый многочисленными насыпными кольцами и наполненный странной формы камнями. Народное предание гласит, что этот курган – остаток древнего языческо-литовского или ятвяжского капища богини Мажанны, упоминаемой до сих пор в песнях и легендах жителей нынешней Гродненской губернии… То же предание гласит, будто следы крови на камнях от приносимых жертв этому кровожадному божеству сохранились до сих пор. Но я напрасно старался проверить это предание: я не нашел камней – их нет в настоящее время; говорят, все они лежат внутри кургана; да и сам курган и копцы приняли вид далеко не мифологический и получили назначение более общежитейское: вокруг кургана и копцов разводят публичный сад, или парк; главный, большой курган превращён в какой-то Парнас с извилистыми, спиралеобразными дорожками, обсаженными цветами и маленькими деревцами.

Во время прогулки его очень впечатлили «эти добрые и наивные пинчуки в огромных дегтярных сапогах и засмоленных зипунах…», прибывшие в Брест. «Вас поразит и остановит оригинальное, народное местное их наречие полесское… но сколько бы удовольствия и наслаждения испытали вы, если б увидели, какие употребляют они жесты, телодвижения и взмахи руками, когда объясняются между собой дружески». Он беседует с Пинчуками, покупает у них вьюнов и отправляется дальше бродить по городу.
Он подробно описывает брестские ярмарки, которые традиционно проходили на Десятуху (на 10-й неделе после Пасхи) и на Николая (9 мая). В Кобринском предместье замечательной ему показалась еврейская синагога, некогда величественная, но после пожара утратившая это величие.

Не без усмешки читаем мы фрагмент о надоедливых мелочных торгашах со своими предложениями, встречающихся на каждом шагу: «… один сулил прекрасную, блестящую как серебро, ваксу; другой – русские спички, горящие в воде и под водой».

Далее Шпилевский описывает брестскую станцию, где «можно с удовольствием отдохнуть, особенно после маленьких незавидных станций польских. Какая чистота, какая опрятность, какой комфорт и роскошь во всем!».

В небольшой статье нельзя передать все то, что увидел и описал Павел Шпилевский. Вкратце расскажем, что дальше, выехав на московское шоссе, он проезжает такие города, как Кобрин, Клецк, Несвиж, Минск, Борисов. О каждом из городов написан большой исторический очерк. В те годы, когда путешествовал Шпилевский, еще не было фотоаппаратов, но он так детально описывает все увиденное, что во время чтения даже не замечаешь в книге отсутствия иллюстраций.

Умер Павел Михайлович Шпилевский в Санкт-Петербурге 17 октября 1861 года, всего несколько дней не дожив до своего 38-летия. Помнят ли писателя благодарные потомки? Читают ли белорусы книги Шпилевского? Судя по состоянию 152-летней книги, к ней обращаются редко, но в Интернете вы найдёте не одну сотню ссылок на труды Шпилевского, которые в ходе истории из бумажных превратились в электронные.

Невзирая на технические метаморфозы, ясно одно, что без осмысления и разумного использования интеллектуального и духовного опыта прошлых поколений нам на современном этапе развития просто не обойтись.



Возврат к списку

Похожие материалы